«Кавказ». Газета политическая и литературная. № 21. 23 января 1888 года
Художественная выставка Кавказского общества изящных искусств

(Окончание*)

Кроме шести больших картин Франца Рубо, на выставке имеется еще несколько мелких его произведений, как, например, небольших размеров этюд изображающий текинца верхом на лошади, в степи. Вдали виднеются еще две верховые фигуры и кибитки. Этюд этот не дурен и отличается отчетливым исполнением фигур и воздуха, что можно также сказать и про другой этюд: «Курд». Картина эта изображает пейзаж весьма неприглядной природы, кругом - скалы и т. п. и на первом плане стоит верхом на лошади курд. Несколько больших размеров выставлена картина Рубо: «Лезгин». На крутую скалистую гору взбирается верхом на лошади лезгин в своем характерном костюме и с ружьем позади. Пейзаж и фигура хороши и виднеющиеся вдали снеговые горы весьма эффектны. Далее имеется на выставке произведения того же художника: «Восход луны», «Одесская пристань», «Босфор» и др., причем в первой картине следует отметить несколько неудавшийся художнику вид моря. Вода, так сказать, не имеет достаточной живости, а, например волна, набегающая на берег имеет если можно так выразиться, какой-то точно «деланный» вид, но воздух и перспектива этой картины хороши. Остальные произведения написаны недурно и верны истине как относительно изображения данных местностей, так и типов.

В первой зале, у самого входа, с обеих сторон помещены два произведения Р.Г. Судковского: «Транзундский рейд» и «Перед грозой», а затем в конце той же залы имеется и третье произведение того же художника: «Неаполитанский рейд». Все эти три картины принадлежать к числу лучших на всей выставке. В «Транзундском рейде» зритель видит море, на котором стоят несколько наших военных судов. Вдали виднеется очертание берега. Вся правая часть картины «Перед грозой» занята изображением залива, а затем на левой виден песчаный берег со скудною растительностью. Момент, когда перед грозой вся природа, так сказать, замирает схвачен художником замечательно реально и с большою живостью. Так и чувствуется, что еще несколько минут — и природа должна разразиться страшным ливнем, ветром и другими атрибутами непогоды. Грозовые тучи изображены прекрасно, но что лучше всего, так это часть залива у самого берега. Изображение тут воды не оставляет желать ничего лучшего. К сожалению, картина эта помещена на несколько неудобном месте и не имеет должного освещения. Третья картина Судковского: «Неаполитанский рейд» произведение, так же как и два предыдущие, достойное полного внимания. Южное небо, прозрачный чистый воздух, вдали очертание гор между которыми курится Везувий и у подножья которых раскинулся Неаполь—все это исполнено вполне художественно. На первом плане рейд полный оживления; на нем много судов между которыми есть также и наше военное судно. Около него несколько лодок с русскими матросами. Кроме того, много таких же лодок снуют по разным направлениям оставляя за собою на воде длинные полосы; вдали виден приближающийся пароход и т.п. Вообще, картина эта смотрится с большим удовольствием и ее смело можно рекомендовать посетителям Затем на выставке имеется еще картина г. Судковского: «Одесский рейд».

Посредине залы, на весьма удобном месте, помещена картина Лагорио «Финляндский берег»; на первом плане этой картины, слева, часть скалистого берега, каменные глыбы, имеющие характерную особенность в Финляндии; кое-где между глыбами пробивается растительность, а на одной из глыб ближе к воде видна фигура женщины, моющей белье. Далее по берегу виднеется строение, напоминающее видом маяк и затем вдали очертание лесистого берега. Вода в заливе тихая, покойная и в ней отражаются все предметы, как например очертание стоящих в заливе нескольких парусных судов и т. п.; вдали виден дым парохода. По берегу бежит ручеек и вливается в залив. Воздух прозрачен, но в некоторых местах видны небольшие облака. Все это написано прекрасно и художественно, в чем впрочем может быть порукой и имя столь талантливого художника, как Лагорио. Одно разве можно отметить — это несоблюдение должной перспективы, вследствие чего, вдали, между водою, берегом и воздухом как будто бы что-то неладится и вода залива точно стоит на полотне. Небольших размеров произведения Лагорио «Лунная ночь» и «Кер-оглы» — очень хороши.

Многие из картин помещенных на выставке, принадлежать кисти И.К Айвазовского, как например, «Буря», «Восход солнца», «Крымский берег», «Вид Тифлиса» и др.; далее, «Вид Сухума» принадлежит кисти Верещагина; прелестно написанная «Нищая» — Лемоха, «Дело при Тлора» — одна из ценных вещей на выставке и произведение вполне художественное — нарисовано талантливым Горшельдом; затем «Вход в гавань» — произведение Боголюбова и проч. Имена этих художников настолько известны и произведения их так талантливы, что их можно только рекомендовать вниманию посетителей.

Местные художники выставили весьма много своих произведений и, разумеется, преимущественно видов Кавказского края. Так, например, в первой зале многие из произведений принадлежат кисти г. Шамшинова, художника с талантом и написавшего несколько недурных картин. Из них к лучшим можно причислить «Зиму», «Natura morte», «Верховье Самура»; в остальных же замечаются более или менее существенные недостатки, а, например одна картина, на которой изображен вид моря, даже приводит зрителя в изумление несколько удивительными тонами. Воздух над этим морtм изображен художником почему-то с каким-то лиловым оттенком заставляющим сильно сомневаться в верности истине, и вряд ли подобный воздух когда-либо находился в природе. Затем на выставке много произведений г. Занковского. Из произведений этих гораздо лучше те, которые написаны художником раньше, как, например, «Дарьяльское ущелье» и др.; в них больше правды, но позднейшие его произведения — «Эльборусъ» и др. — имеют по большей части слишком холодный колорит причем у художника замечается сильное пристрастие к розовому цвету. Во второй зале помещены картины г. Стаховского, одна из которых изображает «Утро в Цихис-дзири». Картина эта довольно обширных размеров на ней виден скалистый берег на который незадолго перед тем был сильный прибой волн оставивший много водорослей. Две фигуры в виду плохой погоды вытаскивают на берег фелюгу; на другой картине — «После шторма» — изображена местность близ Батума. Рыбаки вытаскивают из воды на берег якорь; на берегу лежит лодка; на правой стороне картины изображен дождь. Затем третья и четвертая картины г. Стаховского изображают «Лунную ночь» и «Таможенную пристань в Батуме» и далее идут этюды: «Батумский вид», «91-я верста Закавказской железной дороги», причем на ней изображена местность, где был прошлой осенью размыв, «Пристань в Батѵме» и др. Все эти произведения не лишены талантливости. Далее на выставке имеются несколько этюдов г. фон Вейсенгофа, как, например, «Телав», «Этюд в Елисаветополе», «Вид близ Петербурга» и др.; несколько этюдов г. Фреймана — «Улица в Тунисе», «Большой канал в Венеции» и др.; несколько произведений г. Латернера, как, например, «Боржомское ущелье», «Морской берег», «Вид близ Батума» и др., и, наконец, весьма много произведений г. Башинджагиана. Некоторые из них больших размеров как например «Переселенцы», изображающая эпизод из переселения армян из Персии в Россию в 1828 г.; затем «Березовая роща», «Лезгинская деревня», «Степь около Пятигорска» и др. Кроме того, на выставке есть и еще произведения местных же художников как еще только, так сказать, начинающих так и видимо послуживших искусству и приобревших известную опытность. Многие из этих произведений выставлены с надписью «продается», причем о цене их можно узнать у дежурного члена правления общества поощрения изящных искусств.

Портретов на выставке имеется много. Между прочим, при обозрении этого отдела выставки посетитель может видеть всю разницу произведений портретной живописи старых художников и затем новейших. Вот, например, в первой зале помещен портрет Императрицы Елизаветы Алексеевны работы Лампи. Портрет бесспорно прекрасный, но при сравнении его, например, с помещенным в той же зале произведением К. Маковского, изображающим портрет молодой девушки в русском костюме, сразу представляется вся какая-то «деланность» в произведениях прежних художников и смелость, живость — в произведениях художников нашего времени. Затем из портретов на выставке имеются еще произведения Колчина, Лонго, Мезенцова и др. Портреты Колчина прекрасны; как, например, хорош портрет помещенный в первой зале под № 67! Портрет представляет старика с длинною седою бородою, сидящего в креслах и читающего газету. Выражение лица прекрасно, отделка видна самая детальная и вообще живость во всем этом произведении заслуживает полного внимания; прекрасно написан также портрет покойной княгини Н.А. Дондуковой-Корсаковой и О.О. Пенчинского. Кроме того, останавливает внимание портрет помещенный во второй зале, изображающий неизвестного господина с папиросой в руке. Хороши портреты также г. Лонго; на выставке имеются портреты, писанные этим художником: князя А.М. Дондукова-Корсакова, барона Вревского, генерала Фрейтага и затем весьма много этюдов из которых некоторые написаны весьма талантливо. Портрет кн. Г.Е. Эристова написан г. Мезенцовым. Портрет этот еще не совсем готов, но уже вполне выяснилось, что произведение это одно из весьма хороших. Кроме этого портрета, у г. Мезенцова есть еще несколько этюдов талантливо написанных и представляющих туземные типы, или же, например «Казак», «Этюд солдата» и др.

Остается еще упомянуть о двух весьма оригинальных произведениях художника Самокиша, рисованных одно на турецком барабане, а другое на бубне. Первое носит название «Наступление». Произведение это представляет тот момент, когда на гору, по опушке леса, взбираются наши войска. На первом плане помещена группа из офицера и четырех солдат. Офицер поднял саблю и указываете вперед; около него падает навзничь сраженный неприятельской пулей солдат, с другой стороны уже лежит убитый барабанщик. Немного позади идут два солдата с ружьями «на перевес»; у опушки леса расположена цепь стрелков и вдали видны войска. Положение фигур и выражения в лицах очень хороши и, кроме того, произведению этому придано много оживления. На бубне написано несколько военных музыкантов с музыкальными инструментами в руках. Фигуры музыкантов выполнены прекрасно и вообще оба эти произведения, как выше было сказано, весьма оригинальны как по замыслу, так и по исполнению.

Акварелей, рисунков и чертежей на выставке множество. Тут есть произведения Премацци, Риццони, Лонго, Сверчкова, Мэри Этлингер, Коррадини, Мезенцова, Реджио, Вейсенгофа, Колчина, Кюи, Занковского, Шамшинова, Беридзе, Вилье, кн. Гагарина, Симонсона, Горшельда, Шимкевича и многих других. В первой зале помещено произведение Мэри Этлингер — портрет князя А.М. Дондукова-Корсакова, рисованный углем. Портрет этот довольно больших размеров и выполнен прекрасно. В нем соблюдены надлежащая позировка и живость в выражении лица и он очень похож. Князь сидит в кресле с папиросой в руках одет в военный сюртук и с орденом св. Георгия на груди. Около этого портрета помещено несколько произведений Премацци, рисованных карандашом, как, например, «Невский проспекте», «Покои Мариинского дворца», «Роща», «Галлерея Императорского эрмитажа» и др. Все эти произведения весьма хороши и в каждом из них разработаны самые мельчайшие детали. Между прочим замечательны тот труд и терпение, которые обязательно должны быть у исполнителя подобных произведений. Кроме этих на выставке имеются и еще произведения того же художника, как, например, «Кладбище в Скутари», «Константинополь», «Армянский базар», «Дворец в Ливадии», несколько пейзажей и проч. У входа в акварельное отделение выставки помещен этюд Риццони «Итальянка». Этюд этот прелестен, и невольно привлекает внимание. Такое художественное выполнение рисунка встречается весьма редко. У г. Шамшинова выставлен недурной тип «Айсора», несколько этюдов и портрет проф. Чистякова. Последний воспроизведен с помощью офорта, причем на выставке имеется доска и оттиск. Из произведений г. Мезенцова, кроме различных типов заслуживают внимания и рисунки, как, например, «Мечеть в Ольте», «Карс», и друг. Г. Кюи выставил несколько недурных этюдов точно также, как и гг. Лонго и Колчин. Весьма оригинальны произведения г. Коррадани: «Офицеры Нижегородского драгунского полка», «Типы драгун», «Типы дагестанцев» и др. Затем следует отметить произведения С.А. Вейсенгоф — различные этюды, Л.Ф. Вейсенгоф — тип итальянца, Е.А. Вейсенгоф — «Вид Корфу» и «С подножия большой пирамиды». Весьма недурное произведение кн. Гагарина «Лагерь нижегородских драгун», а также произведения г. Занковского «Сакля Шамиля» и «На берегу Боржомки». Г. Реджио выставили пейзаж и декорацию, Вилье — несколько этюдов и пейзажей, г. Шимкевич — проект великокняжеского дворца, г. Симонсон — много различных проектов чертежей и эскизов как, напр., «Проект здания для судебных учреждений в Тифлисе», «Проект декорации и иллюминации дворца в Тифлисе», несколько проектов церквей и проч. Кроме того, в этом отделе выставки имеется и еще много различных произведений разных художников и архитекторов.

Не малое место на выставке отведено и для ученических работ. Особенно много работ выставлено от рисовальной школы общества поощрения изящных искусств. Тут выделяются работы учеников: Акопяна, Лукина, Тер-Авакопяна, Шабанова, Соколовского и др., работавших под руководством гг. Кюи, Шамшинова и Лонго. Хорош этюд г. Шенгера «Муша». Кроме того, ученические работы выставлены от заведения св. Нины, Тифлисской Великой Княгини Ольги Феодоровны гимназии, первой Тифлисской классической гимназии, Тифлисского реального училища и частной школы Кеппена. В числе ученических работ есть несколько портретов затем различные этюды, а в частной школе Кеппена оказался недурной баталисте г. Визиров несколько произведений которого имеется на выставке. За некоторые из этих работ ученикам были уже ранее присуждены награды, как это видно из наклеенных на рисунки ярлыков.

Вообще же художественная выставка общества поощрения изящных искусств представляет весьма и весьма много занимательного и, как выше было сказано, посетитель никогда не будет раскаиваться, если употребит известное время на ее обозрение. К сожалению, такие выставки — явления весьма редкие в Тифлисе, несмотря на то, что польза от них, разумеется, не может подлежать никакому сомнению, так что остается только пожелать, чтобы подобные явления повторялись в Тифлисе как можно чаще, а настоящей выставке пожелать всякого преуспеяния как на поприще развития эстетического вкуса и других полезных назначений, так и на поприще благотворительности в деле поддержки тифлисской школы рисования.

(* См. «Кавказ», № 20)

Икс.

Кавказ. № 21. 23 января 1888. С 3
С. 3
Share